Приветствую Вас, Гость
« Предыдущая часть

…ями. В частности, это касается понятия "рассуждать". Человек может порассуждать над вопросом и ответить исходя из его комплексного анализа. Для машины это подчас неразрешимая задача.

Машина пока не научилась проводить такую операцию – "понимать" полученную информацию (текст). Что касается человека, то для нас более или менее ясно, что кроется за этим термином. Но как научить машину что-то "понимать"? Наверное, эта проблема не может быть решена без ответа на вопрос, что же это за феномен – "понимание". Возможно, его объяснение должно уйти от определений психологии и получить более точное описание, позволяющее этот феномен воспроизводить.

Еще одна нерешенная техническая проблема – это синтез, генерация текстов. Мы с вами можем легко заговорить, сформулировать свою мысль, порассуждать на заданную тему. Может ли это сделать машина? В каких-то ограниченных пределах уже может, но пока не так, как человек.   

Конечно, существуют и другие проблемы. Очень перспективное направление – это создание многоагентых систем.[106] Много нереализованных возможностей остается в области генерации машиной образов. Отдельное направление – это создание сетей, которые способны к самообучению и самосовершенствованию (эволюции). В любом случае, данный раздел книги позволяет хотя бы в общих чертах понять, какие именно технические проблемы искусственного интеллекта пока не нашли своего достойного решения.

 

Бог был всегда

 

Если обратиться к известной нам истории человечества, то вряд ли удастся найти такую эпоху, когда человек не верил бы в Бога. Конечно, Бог у разных народов был разный, он и сейчас разный. Нам известно поклонение идолам, многобожие. Наконец, современные верования, такие, как христианство, ислам, буддизм. В какой-то мере в современной истории от Бога активно отмежевывались социалистические страны, хотя верующие люди были и в этот период. Уничтожались церкви, но только частично. Определенное количество культовых сооружений устояло и работало даже в СССР. В разные эпохи люди воевали друг с другом на почве религии. Уничтожали чужие места поклонения и создавали вместо них свои храмы. Однако вера, надо полагать, в том или ином виде присутствовала всегда.

Отчего так? Почему человечество так упорно верит в Бога? Можно предложить различные объяснения. Не будем претендовать на исчерпывающий список, но отдельные мнения на этот счет все-таки постараемся привести.

Так, полагают, что вера в Бога является прибежищем слабых духом. Отдельные люди не испытывают достаточной внутренней уверенности, и им нужен внешний ориентир, который бы помогал им занимать более активную жизненную позицию. Кроме того, понятно, что в любом обществе всегда есть богатые и бедные, обеспеченные и необеспеченные. Для бедных Бог является своеобразным утешением, оправданием их нищеты и страданий.

Человек смертен. Неизбежная кончина нас пугает. Миф о Боге и загробном мире немного скрашивает этот страх, создает надежду, что со смертью наше существование не заканчивается.

Помимо всего прочего, религия – это достаточно эффективное средство управления обществом. Правящий класс издавна использовал религию, чтобы держать народ в узде, не допускать бунтов и неповиновения. Институты церкви позволяли реализовать политику усмирения населения, контроля над сознанием, внедрения тех или иных ценностей.

Религия, как нам скажут, это и источник правил, без которых человеческое общество могло бы погрузиться в хаос. Конечно, существуют светские правила поведения, известные как закон или нравственность (мораль). Но не всегда достаточно закона, чтобы заставить общество действовать по правилам. Религия апеллирует к самому сокровенному в человеке, к вере в высшее существо и бессмертие души. И, используя это, побуждает придерживаться предписаний, не имеющих силы закона, но подчас заставляющих нас еще более надежно соблюдать какие-то правила поведения. Тут надо упомянуть заповеди христианства, которые нам ближе. Однако подобные правила существуют и в других религиях. Хороши они или плохи, отвечают велению времени или нет – это уже другой вопрос.

Все изложенное более или менее точно отражает, какова роль религии в обществе. И как бы побуждает нас к предположению, что верования столь полезны, что если бы даже они сами и не возникли, то их следовало изобрести. Может быть, и так. Однако без ответа остается другой вопрос: а есть ли объективная причина возникновения религии? То есть существует ли Бог на самом деле или нет? Это самый спорный вопрос. Верующие считают, что он существует, а атеисты придерживаются противоположной точки зрения. Наверное, вряд ли по этому поводу можно высказать нечто большее, чем предположение. В лучшем случае выдвинуть гипотезу. Но вряд ли пока можно рассчитывать найти какие-либо бесспорные доказательства в пользу того или иного подхода.

Однако еще раз зададимся вопросом, почему вера в Бога так устойчива? Она преодолевает высокий и низкий уровень развития общества, существует во все времена и у всех народов. Почему? Неужели, если речь идет только о контроле над обществом, нельзя было изобрести другие механизмы, обеспечивающие такой результат? Ведь, как известно, существует достаточно много механизмов контроля и управления обществом, не связанных с верой в Бога. Среди них: сила (прямое принуждение), закон, мораль, определенные потребительские интересы. Список довольно обширный, и нет необходимости его весь тут приводить. Наверное, можно согласиться, что эти средства в умелых руках достаточно эффективны и вполне могут обеспечить контроль над обществом и без помощи религии.

Но в таком случае может быть человек во все времена и эпохи просто чувствовал присутствие высшего существа, вот и все? Может быть, именно потому-то и существует религия, что в первую очередь люди ощущали присутствие Бога? Не исключено, что именно это предположение и находится ближе всего к истине. Хотя, конечно, это лишь предположение, не подкрепленное прямыми доказательствами. Косвенных доказательств много: сам факт существования религии во все времена и у всех народов, странный характер окружающего нас живого мира, наталкивающий на предположение, что такое не могло возникнуть само по себе. Сомнительность эволюционных теорий. Различные ритуалы, культы и предубеждения, ссылки на вещие сны, на существование привидений. Да мало ли что еще. Но понятно, что все это – лишь косвенные доводы, которые могут кому-то показаться убедительными, а кому-то и нет.

Возможно, человек всегда чувствовал присутствие высшего существа. Можно даже предположить, что раньше люди ощущали это лучше. Поясним эту мысль. Можно считать очевидным, что мы не располагаем информацией о наличии какой-то жесткой связи между Богом и человеком. Ощущение его присутствия – это, скорее, да. А ощущение, что он руководит жестко и безапелляционно каждым нашим движением – скорее, нет. Мы все-таки полагаем, что и сами способны как-то повлиять на свою судьбу.

Связь с Богом, по нашим с вами ощущениям, это что-то тонкое, невесомое, почти неощутимое. Как и с помощью каких средств она поддерживается, если поддерживается, мы не знаем. Может быть, со временем, изучив окружающий мир более глубоко, мы узнаем и это. Но пока не знаем. В этом вопросе приходится полагаться только на собственные ощущения.

Да и как ее на самом деле увидеть, эту связь? Приведем в этой связи простой пример. Муравьи наверняка подозревают, что существует более высокий носитель интеллекта (человек). То кто-то муравейник разрушит, то какие-то химикаты рассыплет. То еще как-нибудь повредит муравьиный мир. И муравьям наверняка совершенно недоступна наша логика, руководящая всеми этими зловредными поступками. Более того, вряд ли у них есть и картина того, как именно выглядит человек. Мы для них слишком велики, находимся обычно за пределами их кругозора, а в прямой контакт вступаем (наступаем ногой на муравейник) только время от времени и, как правило, случайно. Но тем не менее можем повлиять на судьбу муравьиного царства очень даже радикально, хотя муравьев не создавали и не проектировали. При этом между человеком и муравьем не существует никакой специальной связи. Связь ощущается в виде всего комплекса носителей информации, доступного нам и им. Запах, механические разрушения, привнесение химических веществ, визуальные образы, наконец. Вот все эти факторы (или средства) и подсказывают муравьям, что рядом с ними присутствует существо, которое живет по своей непонятной логике и может в силу необъяснимых причин вдруг разрушить муравейник. То есть высшее существо по муравьиным меркам.

Может быть, между Богом и человеком также сложилась подобная ситуация? Хотя, наверное, тут может присутствовать и какой-то самостоятельный канал связи. Если, конечно, Бог существует.

Как известно, мы сейчас живем в достаточно бурное время. На нас со всех сторон обрушились потоки информации. Интернет, телевидение, телефон, радио. Человек сегодня переживает психологические стрессы, которые были раньше относительно редки. Мы бесконечно спешим и боимся что-то не успеть. У каждого дел столько, что не разгрести. Отдыхаем урывками и по специальной программе (спиртное, секс, туризм и т.д.). Где уж тут нам задуматься о присутствии Бога? Куда там! Темп жизни таков, что о Боге в наше время мы забываем очень даже часто. И часто нет возможности отложить все дела и настроиться на контакт с Богом, спокойно побыть наедине с собой вне давления цивилизации.

В Индии раньше существовало правило. Высший руководитель раз в год приходил к священной горе, оставлял у ее подножия всю челядь, предельно просто одевался и проводил несколько суток в пещере, наедине со своими мыслями. Без постельных принадлежностей. Вместо подушки – камень. Без еды.

Конечно, если поступать так, то можно осмыслить не только себя, но и понять свою связь с Богом, почувствовать ее, отключив все иные внешние воздействия. Но разве мы с вами можем позволить себе что-то подобное? В лучшем случае посещаем церковь, некоторое время сидим там, думаем о вечном. Вот, пожалуй, и все. Разве еще больница и тюрьма. Тоже, конечно, немало. В обоих этих местах чаще всего есть возможность подумать обо всем без суеты. Кстати, церковь именно так и устроена, чтобы человек ощутил свою связь с Богом. Спокойствие, почти тишина, отсутствие посторонних отвлекающих факторов. Тут можно взять на себя смелость высказать еще одно предположение.

Так вот, раньше человека достижения цивилизации не так отвлекали, не создавали такого плотного информационного фона. Было побольше времени задуматься, побыть в тишине, поразмышлять о себе и окружающем мире. Наконец, прислушаться и понять, что именно тихо нашептывает создатель. Мало того, что понять. Сравнить, оценить, как именно общение с высшим существом сказывается на условиях жизни, какие именно вызывает последствия. Люди просили, чтобы пошел дождь. Обращались с просьбой послать добычу на охоте или обеспечить обильный урожай. Просили здоровья, счастья, благополучия. И видели, есть ли эффект от таких просьб.

И сегодня люди ходят в церковь и обращаются к Богу. Но все-таки наша жизнь сильно изменилась, стала более шумной и настойчивой. Не всегда, очень не всегда можно прочувствовать, заметить, когда именно посторонняя сила действительно вмешивается в нашу жизнь. Если, конечно, вмешивается. А раньше люди это более четко замечали. Потому-то, надо полагать, всегда и верили, что Бог в какой-то форме все-таки существует.

 

Сон и копирование человеческого интеллекта

 

У нас как авторов данной книги имеются по крайней мере две версии, даже почти три, зачем человеку нужен сон. Первая – достаточно прозаическая, в определенной мере научно обоснованная и, наверное, правильная. Вторая более экзотическая. Скорее всего, неправильная. Но нам она тоже нравится. И она предполагает, что человек, а также часть других живых существ, поддерживает определенный вид контакта с другими носителями интеллекта в значительной мере во сне.

Вообще, откуда он взялся, этот сон? Зачем он нужен человеку? Да и другим живым существам? Зачем мы на какое-то время превращаемся, по сути, в растение? Наиболее распространенные в среде ученых ответы известны, но вряд ли они вполне удовлетворительны. Первой возникла теория, которая называлась гемодинамической. Затем были гистологическая и химическая теории сна. Ученые "находили" так называемый сонный яд – гипнотоксин (дельта-фактор). Фрейд считал, что человек во сне отдыхает от реальности, которая ему надоела. Лихтенберг, наоборот, считал, что мы спим для того, чтобы лучше подготовиться к жизни в реальности. Кто-то считал, что сон (быстрый сон, если быть точным) – это третья форма жизни. Другие полагали, что это бодрствование, обращенное внутрь.

В целом в наше время считается, что во сне человек отдыхает.[107] Но почему именно в такой форме? Мы спим ночью и бодрствуем днем. Якобы ночью ничего не видно, и все равно мы не могли бы заниматься полезными делами. Но так ли это? Ночью возникает угроза нападения со стороны врагов. Бодрствование очень даже пригодилось бы с этой точки зрения. Ночью нередко достаточно освещения для некоторых не слишком сложных дел. Часто ночью светит Луна. Нельзя сбрасывать со счетов и искусственное освещение. Кроме того, не так мало животных, которые бодрствуют именно ночью, в том числе обеспечивая себя пищей. Выходит, что фактор дня и ночи не может рассматриваться как решающий.

Все живое смертно, и мы не знаем отклонений от этого правила. Нигде и никогда не встретить живого существа, которое было бы бессмертным. Ни в результате мутаций, ни в результате каких-либо иных процессов этого не происходит. В этой части природа не знает исключений. Однако другое дело сон. Вот тут природа очень даже знает исключения. По крайней мере, это касается человека. Известны примеры людей, которые никогда не спят. И тем не менее они в общем здоровы и способны сравнительно полноценно существовать. Значит, можно обойтись и без сна. Механизм отсутствия сна у таких людей, в общем, известен: мозг отключается и включается попеременно отдельными участками.

Если бы была верна теория биологической эволюции, то такие люди получали бы существенное преимущество в результате естественного отбора. Они бы все время бодрствовали, то есть враг не мог бы застать их врасплох. Они бы попеременно выполняли то умственную, то физическую работу, в зависимости от того, какой участок мозга находился у них в активном состоянии. И в результате могли бы создавать намного больше полезного продукта, чем прочие люди. Тогда именно они в конечном итоге и превратились бы в основную расу на Земле.

Но вот не превратились. Хотя экземпляры с такими особенностями явно имели бы преимущества, и значительные. Значит, этот фактор не участвовал в естественном отборе. Либо по какой-то не известной нам причине не сыграл существенной роли.

Что-то тут иное со сном, не такой это простой фактор, как рост, физическая сила, выносливость, сообразительность, иммунитет против болезней. И не видно явной причины, почему человек должен отдыхать именно в такой форме, если способен делать это иначе. Например, сердце не имеет какого-то особого периода для отдыха. Как известно, оно отдыхает между ударами. Даже этого короткого мига ему достаточно.

Да и какой это отдых для нашего мозга, если во сне он все равно функционирует, обеспечивая сновидения? Отдыхал бы уж в полной мере, без снов. Но мы почему-то устроены именно так, а не иначе.

Про человеческий мозг и сон науке известно достаточно много.[108] В частности, считается, что сновидения или вообще какие-то образы возникают в результате того, что определенные участки мозга начинают обеспечиваться меньшим количеством кислорода. Ничего себе отдых! Наоборот, было бы логично, чтобы мозг отдыхал, в полной мере поглощая кислород и обеспечивая восстановление истраченной энергии. А тут все как раз наоборот.

Известно, что сон – это не просто спонтанный процесс. Как известно, сновидения имеют ограниченную продолжительность. У человека сон делится на несколько фаз. При этом выделяют так называемые быстрый сон и медленный сон. В зависимости от того, в какой момент разбудить человека, он может помнить или не помнить сновидение, которое он только что видел.

Во снах отражается прожитая человеком реальная жизнь. Отражается в своеобразной форме. Изучение снов с этой точки зрения показало, что они не просто отражают эту жизнь и ее отдельные эпизоды, но имеют определенную окраску, продиктованную особенностями характера, а также спецификой социального положения отдельного индивидуума.

По снам пытаются предсказывать будущее,[109] психологи и психиатры судят о состоянии психики отдельного человека. Сны позволяют иногда выявить наши болезни. Наверное, сон может играть и лечебную роль, снимая стресс, который мы получаем в течение дня. Не будем перечислять все то, что связано со сновидениями. Одно ясно, сны – это особое явление, выходящее за рамки обычного физиологического процесса.

Выскажем одно ничем прямо не подтвержденное предположение. Не исключено, что в период сна, помимо отдыха, человек также устанавливает более или менее устойчивую связь. С чем или с кем? С Богом, с высшими силами, с иными носителями интеллекта, еще с чем-то? Может быть, именно с той субстанцией, которая причастна к возникновению жизни на Земле и, в частности, самого человека. Может быть, именно ей-то и нужно, чтобы мы и другие живые существа спали. Во сне мы не отвлекаемся на другие дела. Это период тишины и покоя. Все наше существо может быть использовано именно для такой связи.

Конечно же, это не слишком оригинальное предположение. Очень даже многим уже давно приходила в голову такая мысль. Начнем с Платона. Он считал, что человеческий интеллект возникает именно в результате контакта с "миром идей". Именно там человек черпает все то, что делает его интеллектуалом. Там он, в частности, находит решения теорем.

Но ведь почему-то Платону пришла в голову такая мысль? Видимо, что-то такое он все-таки ощущал, чтобы сделать подобное необычное предположение? Надо полагать, ощущал. Другое дело, как именно толковать ощущение подобной связи. Кто-то считает, что находится в контакте с Богом. Кто-то понимает это иначе.

Известна история о сне М.В.Ломоносова. Ему приснилось, что его отец попал на остров и там умер. Как потом выяснилось, именно это и случилось в действительности. Этот факт зафиксировали биографы Ломоносова. Такие же сны, например, случались и в жизни Н.Бехтеревой, и они подробно описаны в ее автобиографических записках. Д.И. Менделеев увидел свою знаменитую периодическую таблицу именно во сне. Эйнштейн честно признавался, что частично почерпнул свою теорию относительности из сновидения. Линкольн видел свою предстоящую смерть во сне. Собственно говоря, таких примеров известно достаточно много.

Нужно отметить, что о наличии подобных связей говорили не только во времена Платона. Некоторые современные и очень даже серьезные ученые полагают, что какой-то контакт человека с "миром идей" действительно существует. Например, Роджер Пенроуз, известный английский математик, считает именно так.[110] И активно отстаивает свою точку зрения, в том числе в рамках научных исследований. И не он один придерживается подобных взглядов.[111]  Но дело тут не в размерах списка авторитетов. Существенней другое – откуда такая позиция в наш просвещенный век? Что это, желание быть оригинальным? Вряд ли. Наши современники, в том числе ученые, что-то такое явно ощущают, иначе они не стали бы допускать столь рискованные для репутации серьезного исследователя предположения.

Но в чем суть такой связи и существует ли она и в другое время суток? Если не исходить из того, что существует какой-то особый духовный мир со своими непознаваемыми для нас законами, то надо признать, что у всякой связи могут быть помехи. Наверное, они могут присутствовать и при осуществлении нашей с вами связи с иными интеллектуальными субстанциями (если таковые существуют). Высокий и напряженный темп жизни, масса электроники, поток обрушивающейся на нас информации – все это запросто может служить помехой. Повторимся, не зря же мы с вами для того, чтобы установить связь с Богом, идем в церковь (или иное культовое сооружение), где отбрасываем все мирское и в тишине и покое пытаемся общаться со Всевышним. Не зря, видимо, Бог общался с Моисеем именно на горе Синай, то есть в очень определенных условиях – в тишине и предельно далеко от мирской суеты.

Однако тут надо коснуться и вопроса, а зачем, собственно говоря, высшему существу, иной высшей материи, если она существует, нужна связь с нами? Ну, создал, и живите, как хотите! Видимо, вопрос тут стоит в иной плоскости. Создал не просто, чтобы мы жили. Не исключено, что была какая-то особая к тому цель.

Можно строить разные гипотезы на эту тему. В любом случае вряд ли тут можно пойти дальше догадок. Мы как авторы данной работы исходим тут из определенного механизма познания окружающего мира: выяснения причинно-следственных связей. Из логики, говоря простым языком. Если какие-то разрозненные события можно с помощью логики объединить в единую взаимосвязанную картину и она что-то объясняет, в чем-то помогает, значит, такой подход имеет право на жизнь.

Как известно, все живые существа являются друг для друга просто строительным материалом, пищей. Это основной элемент нашего взаимодействия в рамках известной нам живой природы. Почему же эта логика не применима и к нашим с вами взаимоотношениям с материей, которая могла стоять у истоков жизни? Был же у нее какой-то резон, чтобы нас создавать. Просто из интереса? Может быть. Однако даже интерес – это элемент пользы. Для какой-то пользы нас, скорее всего, создали. [112]  Если, конечно, теория биологической эволюции неверна.

Однако, как известно, нас с вами наши боги физически не поедают, как это происходит между другими живыми существами. То есть мы не служим физической пищей для высшего существа. Может быть, тогда мы пища иного рода? Духовная пища? Действительно, ведь человек, а также иные живые существа, – все мы создаем любопытные хитросплетения наших взаимоотношений. Мы – это мир, кишащий самыми разными животными, насекомыми, растениями. Мир, который как огромный театр представляет одну драму и одновременно комедию.

Если есть высшее существо и оно обладает интеллектом, то оно должно (или может) этот интеллект чем-то занимать. Вот и занимает наблюдением за нашей с вами жизнью. Время от времени, если считает это необходимым, вмешивается в нее, вносит коррективы. Собирает информацию обо всем происходящем на Земле. Забегая вперед, мы бы взяли на себя смелость предположить, что эта информация может быть интересной не только для того, чтобы занять чей-то интеллект сейчас, в этот момент. Ведь мы знаем, что Солнечная система не вечна. Скоро (по космическим масштабам) она разрушится, перестанет существовать в том виде, к которому мы привыкли. Что тогда будет с человеком и другими носителями интеллекта? Не исключено, что такие носители покинут нашу Солнечную систему (или Землю) и отправятся в путешествие, скорее всего, длительное, к другим мирам. Может быть, будут в этом путешествии занимать себя всей той информацией, которую собрали на Земле, наблюдая за живыми существами?

Конечно, все это лишь фантастические гипотезы. Однако, согласитесь, тут все-таки есть хоть какая-то логика, позволяющая объяснить действия Бога или кого бы то ни было по отношению к нам. Тут есть хоть какой-то рациональный смысл. Поступки живых существ несомненно разнообразны и сложны. А тем более это касается людей. Наблюдение за живыми существами может дать интересную пищу для анализа и различных умственных построений.

Порассуждать на тему, зачем Бог создал человека, можно, обратившись, например, к текстам Ветхого завета. Это не идеальный источник. Скорее всего, он вообще был написан полностью без какого-либо участия высших существ. Но может быть, и с участием. Во всяком случае, например, анализ эпизода с грехопадением, приведенный в другом разделе данной работы, показывает, что его можно толковать как этапы создания естественного (искусственного) интеллекта. Совпадения тут достаточно необычны. Что, наши предки, сочиняя священные тексты, понимали, что такое интеллект и из каких элементов он состоит? Или тут все-таки присутствует какое-то вдохновение свыше?

Итак, Библия. Из Книги бытия следует, что Бог изначально создал человека вместе с другими живыми существами, причем как их часть. Это звучит так:

«26 И сказал Бог: сотворим человека по образу Нашему [и] по подобию Нашему, и да владычествуют они над рыбами морскими, и над птицами небесными, [и над зверями,] и над скотом, и над всею землею, и над всеми гадами, пресмыкающимися по земле.

27 И сотворил Бог человека по образу Своему, по образу Божию сотворил его; мужчину и женщину сотворил их.

28 И благословил их Бог, и сказал им Бог: плодитесь и размножайтесь, и наполняйте землю, и обладайте ею, и владычествуйте над рыбами морскими [и над зверями,] и над птицами небесными, [и над всяким скотом, и над всею землею,] и над всяким животным, пресмыкающимся по земле.»

Итак, человек был создан не только как часть живой природы, но и как ее наиболее высоко организованная часть, по крайней мере, с интеллектуальной точки зрения. Это следует из того, что человек должен был владычествовать над живыми существами и обладать ими. Руководство и обладание, очевидно, предполагают более высокую организацию интеллекта. Тем более, что при этом речь шла только о животных, то есть о носителях какого-то разума. А растения были упомянуты лишь как пища, не более того.

Далее предназначение человека определяется еще более точно: «И взял Господь Бог человека, [которого создал] и поселил его в саду Едемском, чтобы возделывать его и хранить его.» (Быт. 2:15). Тут уже просматриваются взаимоотношения не столько человека и живой природы, сколько Бога и человека. Понятно, что человек, если он будет возделывать Эдем и хранить его, будет тем самым определять судьбу находящихся там живых существ. Но не просто определять, а в интересах Бога. Определять так, чтобы Эдем был сохранен. Тут есть цель, определенная Богом.

Тема взаимоотношений человека и Бога является одной из основных, причем не только в Старом, но и в Новом завете. Не вдаваясь в детали, можно выделить следующие ее элементы. Человек должен жить, почитая Бога. То есть тем самым признавая его более высокое интеллектуальное положение. Человек должен жить в рамках определенных разумных правил, во многом обрисованных еще при общении Бога и Моисея. А если человек, по мнению Бога, выходит за эти разумные рамки, то он может быть уничтожен или иным образом ограничен. Эта тема постоянно поднимается в Старом завете.

Можно различным образом толковать эти положения, строя догадки о предназначении человека. Для нас как авторов данной работы интересной представляется следующая трактовка. Человек явно создан как часть живой природы. И то, что он должен руководить ею, совсем не означает, что он перестает быть ее частью. Речь идет лишь об оценке его интеллекта, о его месте в живой природе, и только. А живая природа – это один большой сад. В этом саду есть особая часть – Эдем. Но и он – это тоже всего лишь сад. Причем как этот особый сад, так и сад в целом организованы по определенным правилам. Это не дикий лес, а именно сад, то есть живая природа, развитие которой определяется рамками, установленными носителем интеллекта. Из всего этого следует вывод, что и человек, хоть он и руководит всем этим садом, на самом деле сам является его частью. Это и есть самый главный и важный вывод: человек – это часть сада, называемого живой природой. А быть частью сада – значит одновременно быть и одним из плодов этого сада, пусть достаточно своеобразным. Плодом, то есть продуктом, предназначенным для потребления.

А поскольку мы с вами можем являться таким продуктом для потребления, то потому-то и возникает вопрос о рамках, в которых мы должны развиваться. Если кто-то хочет воспользоваться продуктом (плодом), он стремится, чтобы этот плод обладал определенными качествами. Их же можно получить, направляя развитие как всего сада, так и его отдельных частей в нужную сторону. Мы и сами именно так возделываем собственные сад и огород. Вырываем сорняки, добавляем удобрения, сажаем выбранные растения. Занимаемся их селекцией, поливаем. Если речь идет о животных, то и тут мы проводим определенную линию. И в результате можем рассчитывать на урожай вкусных красных яблок. Или на мясо, кожу и шерсть. Так что нет ничего удивительного в том, что и сами мы можем быть объектами подобных же действий. Другое дело, что мы не слишком это ощущаем. Но и это неудивительно. Овцы, коровы, лошади, а тем более растения тоже вряд ли сознают, что являются объектом определенной линии, проводимой человеком. Они просто живут, стремясь по мере возможности улучшить свое положение, и ничего больше.

Однако вернемся к вопросу о том, как можно было бы собирать информацию об интеллектуальной жизни человека. С помощью визуального наблюдения, со стороны? Может быть. Но такое наблюдение предполагает определенные приборы или устройства. Однако мы не встречаем подобных устройств в окружающем мире. Хотя, почему не встречаем? Такой прибор – это глаза и прочие органы чувств всех живых существ. Ведь мы сами все вокруг видим, слышим, ощущаем. Достаточно лишь найти способ воспользоваться этой информацией, извлечь ее из нас.

Нам в этом месте возразят, что Бог существует везде и всегда, что он и так, без нашей с вами помощи, все видит. А если захочет, то запросто сможет воспринимать окружающий мир и нашими глазами. Но ему это не нужно, он и так всесилен и всезнающ.

Может быть, и так. Ни мы, авторы этой книги, ни другие люди, насколько можно понять, не находимся в дружественных отношениях с Богом и не можем похвалиться, что знаем о нем все как о своем близком приятеле. Тут мы все примерно в одинаковом положении – пытаемся высказывать суждения о том, с чем не находимся в непосредственном контакте, и что в целом находится за пределами нашего физического, то есть измеримого восприятия.

Наверное, суждения верующих людей о высшем существе все-таки имеют в одном аспекте окраску необъективности. Эти люди не просто высказывают суждение о непознанном и неизвестном. Они высказывают эти суждения, определенным образом позиционируя себя относительно предмета своих выводов. А именно констатируют, что находятся в полностью зависимом положении от этого предмета. Более того, не просто в зависимости, а полностью в его власти. И всячески демонстрируют свое подчинение этой власти. Потому и оценки этой части людей утрируют Бога, ему приписываются качества, которые оправдывали бы эту зависимость. Именно поэтому, как кажется, в таких оценках употребляется превосходная степень сравнения. О Боге говорят как о непознаваемом предмете, всемогущем, вечном, присутствующем везде и всегда.

Повторимся, в этом вопросе прав и неправ может быть любой, кто высказывается на эту тему. Ведь мы говорим о том, что недоступно нашим органам чувств и имеющимся приборам. О том, что существует предположительно, и о чем можно в лучшем случае судить по косвенным признакам или с использованием известных нам методов изучения окружающего мира.

От себя отметим лишь следующее. В доступной нам части мироздания мы не наблюдаем предметов, имеющих такие непознаваемые свойства. Включая объекты, изучаемые квантовой физикой. Наоборот, все то, с чем мы прямо или косвенно соприкасаемся, очень даже материально, как правило, измеримо и в конечном итоге в той или иной форме познаваемо. Так, может быть, и Бог, если он существует, также обладает такими же свойствами? В таком случае возможно, что и он может в чем-то ошибиться, что-то неправильно понять или упустить из виду?

Все эти рассуждения могли бы быть полезными, в том числе и для того, чтобы попытаться как-то объяснить, зачем нам такое странное качество, как видение снов. Объективное утилитарное применение ему не очень просматривается. Сны не помогают нам искать пищу, обеспечивать себя убежищем, противостоять опасностям. Отдыхать было бы также выгоднее без каких-либо дополнительных нагрузок в виде снов. Ведь когда отдыхают наши мышцы, мы при этом не делаем никаких дополнительных движений. Вообще, сны представляются скорее какой-то непонятной особенностью мозга. «Зачем-то ему так надо», - вот и все, по сути, объяснение, которое нам предлагают наши современники из научной среды. Некоторые специалисты считают, что во время сна наш мозг систематизирует информацию, которую получил во время бодрствования (так называемая информационная теория сна). Они также полагают, что сон необходим для того, чтобы отдохнули не части мозга, а функции: ум, восприятие, память. Другие больше внимания уделяют гомеостазу (то есть динамическому постоянству внутренней среды и основн

к оглавлению